Внеформате

От Москвы до Байкала на электричках

Маршрут длиною в 13 дней, 34 электрички и 2 поезда

Время изображения28.04.2018
Автор изображенияАлексей Абанин

Фотограф Алексей Абанин совершил удивительное путешествие – из Москвы он добрался до поселка Листвянка (Иркутская обл.), перемещаясь практически исключительно на электричках. Лишь несколько раз путешественнику пришлось прибегнуть к поездам.
«К сожалению, целиком весь путь проехать на электричках до Байкала не получится даже при большом желании, – пишет он. – Это было ясно еще год назад, когда я составлял расписание. Есть два небольших участка, которые придется перебить поездом. Первый настал сейчас. На этот раз мне достался поезд «Москва — Владивосток». Желание доехать сразу до Иркутска было велико, конечно, но я постарался быть честным с самим собой».
Мы публикуем отрывки из записей и некотрые снимки Алексея Абанина об этом путешествии. Полная версия его отчета доступна по этой ссылке.

Алексей Абанин

Электричка Киров — Яр — это какой-то междусобойчик. Нас тут в вагоне человек десять, все сидят по одному, но каждый знаком, судя по всему, с половиной этой компании. Если на станции заходит новый пассажир, то он обязательно с кем-нибудь здоровается.
Update: О чем я и говорил. Мужчина сошел с поезда и забыл свой телефон под газеткой на скамейке. В итоге приходит кондукторша и кричит в свой телефон:
— Да вот он, лежит. Ага. Забрала. Завтра тебе его отдам.

Алексей Абанин

Как же мучительно остро начинаешь скучать по дому, когда голос объявляет «Остановка тысяча четыреста семидесятый километр. Следующая остановка — тысяча четыреста семьдесят восьмой километр». И так все дальше и дальше от Москвы. Будь моя воля, я бы запретил так называть станции. Есть же куча неиспользованных слов. Вот на участке «Пермь-2 — Шаля» какие классные названия: Нянино, Кукуштан, Блины, Гипсы, Глухарь. Кукуштан — мое любимое. Отлично же звучит. Нужно для каждой станции с нумерацией километров придумать название.

Алексей Абанин

На станции Шаля гостиниц и ночлежек нет. Пришлось остаться на вокзале. Так долго наблюдал за «коллегами», что придумал им имена. Тот, что посередине, — точно Григорий. Но друзья зовут его Гога, хоть ему и очень обидно. Гриша было бы куда приятнее. У Григория нет больших денег, но где-то далеко с родственниками что-то случилось, поэтому он на электричках пытается доехать к своим людям. Справа спит Миша. Причем ему больше бы пошло Михалыч, но Миша Андреевич. Он бомж. Ну, скорее всего. Потому что спит он очень аутентично плюс у него шлепанцы вместо ботинок. Ему никуда не надо ехать — ему и здесь хорошо. Тот, что слева, — Игорь (он точно Игорь, я спросил). Ему в Пермь надо, на автобус он опоздал. Достаточно приличный, воспитанный и веселый парень. Это я понял в тот момент, когда Миша Андреевич во сне обоссался. Игорь встал, громко поржал, покачал головой и пересел на место, где он сидит теперь, Тогда же примерно я понял, что Миша Андреевич точно бомж. Они прям как лучшие друзья все. Продолжу сочинять их приключения у себя в голове.

Алексей Абанин

– Странное дело, когда вокзал — самое большое здание в городе. Ладно еще самое богатое, пускай. Но взять вот вокзал на станции Кокошкино. Большой такой, блестит весь. А позади его пять разрушенных деревянных дома. И все. И здесь, в Барабинске, тоже больше. Хотя даже пятиэтажки миниатюрные есть.
Безумно хочется провести какую-то корреляционную зависимость между численностью населения города и масштабом вокзала относительно всех остальных зданий. Очень хочется, но не получается. Наверное, если ты живешь всю жизнь в месте, где вокзал больше, чем твой дом и дома всех твоих знакомых, невольно будешь тянуться к этой более успешной жизни — на вокзал. А на вокзале же не поживешь, сразу сядешь в какой-нибудь поезд и уедешь. А возвращаться как-то глупо уже. Да, пусть такая зависимость будет. Думается, невыносимо оставаться жить в городе, когда вокзал здесь — лучшее место.

Алексей Абанин

Справа сидят два неприметных парня и о чем-то там толкуют. Как только я достал ноутбук, может, и по случайности, но случился такой монолог парня, что был слева и в кепке:
— Мы вообще в молодости много воровали. Много, но по мелочи. Фигню какую-нибудь утащим и радуемся. А мой пацаненок взял такой и принес домой легкомоторную цепь. Молодец какой, а? Сам как-то сообразил, придумал, спиздил. Сидит дома, играет теперь с ней, радуется — свое все-таки.

Алексей Абанин

На станции Злобино в вагон вошли лица исключительно бандитской наружности. Один из них сел напротив. Через полчаса эта бандитская рожа внезапно для неё же начинает медленно расплываться в улыбке при виде за окном комбайнеров, собирающих пшеницу. Оттенок кожи, кажется, меняется с подпито-синего на нежно-румяный, за улыбкой показываются золотые зубы, которые блестят на солнечных лучах, а бритая голова начинает ходить ходуном вместе с ушами от радости и появляющихся мыслей.

Текст и фото - Алексей Абанин. Полная версия отчета доступна по этой ссылке.

Новые материалы:

Высшие силы - лучший художник

10 примеров того, что красивые картины появляются не только от рук человека

ИллюзииКартинкиФото
Тонкий юмор без слов

Художники нарисовали уморительные комиксы без единого диалога

КомиксыЮмор
За кулисами Звездных войн

Чем живут Дарт Вейдер и имперские штурмовики в свободное от работы время

ЗвездныеВойныФото